Япония



Я не очень хороший писатель, поэтому не стал комментировать свою поездку. Однако недавно натокнулся на отличное описание одного очевидца, который посетил эту замечательную страну и достаточно точно изложил ее детали в своем рассказу. Приведу лишь несколько цитат, в которых сам удостоверился.


В любую точку страны можно быстро и комфортно добраться поездом.
Железные дороги принадлежат множеству разных компаний, и часто два
пункта соединены неразумно большим, с обыденной точки зрения,
количеством линий. Выбрать по какой линии и на каком поезде ехать
практически невозможно. Разные скорости, разные остановки, разные
удобства в вагонах, разные цены, разное расписание, разные вокзалы. В
Токио все осложняется еще и тем, что железнодорожная сеть переплетена с
сетью метро и монорельсом, а узловые пересадочные центры – это какие-то
циклопические Содомы и Гоморры с десятками входов, выходов, переходов,
супермаркетов, эскалаторов, лифтов, кассовых залов.

Видов поездов столько же, сколько в Неяпонии видов автомобилей. Самые
скоростные и дорогие – Шинкансены с разнообразным дизайном экстерьера и
интерьера. Наиболее совершенные из них развивают скорость более 300 км
в час. Объездив поездами практически весь Хонсю, мы ни разу не попали в
одинаковый вагон. То это был амфитеатр с застекленной головной частью и
машинистом где-то глубоко внизу, то просторная гостиная с
расположенными по дуге креслами, обращенными к окнам, то
Нарита-экспресс, связывающий Токио с международным аэропортом Нарита и
специально оборудованный для пассажиров с багажом, то двухэтажный
суперскоростной люкс «Грин-Кар», то уютная сельская электричка.

Здешние машинисты, как и все обслуживающие люди: таксисты, водители
автобусов, служащие гостиниц, полицейские и др. – в белых перчатках.

Кондукторы – повзрослевшие школьники в той же форме, но на
размер больше. Проверка билетов происходит так, как в Неяпонии
происходить не может.
Подойдя к пассажиру, кондуктор глубоко кланяется и говорит очень
длинную фразу. Проколов билет, кланяется и говорит другую длинную
фразу. Затем глубоко кланяется и переходит к следующему. Это
повторяется столько раз, сколько в вагоне пассажиров: пятьдесят так
пятьдесят, сто так сто. Спросили у Шу, что он говорит.

Но главный знак вежливости – поклон. Он же – индикатор иерархии. Двое
мужчин встречаются на улице, естественно, у станции метро. По виду –
бизнесмены. Молодой кланяется в пояс три раза, тот, что постарше,
только головой (хотя достаточно низко) и один раз. Кланяются все и
везде. Спрашиваешь что-нибудь у прохожего или полицейского,
вразумительный ответ редко когда получишь (мало кто говорит
по-английски), но поклонов, истовых, глубоких и выразительно искренних
выдадут на неделю вперед. Кланяются даже собеседнику по мобильному
телефону, и всегда сразу видно, когда кто-то говорит с начальством –
так и стоит в глубоко склоненной позе в течение всей беседы.

Мобильник вообще особая тема. Роль, которую он играет в местной жизни, не с чем сравнить. Ну, что-то вроде второго Я.

Школьницы превращают его в любимую куклу, обвешивая бижутерией, одевая
в специальные одежды, чехлы, шляпки. Сосредоточенные молодые люди
подолгу смотрят в экран, шевеля при этом губами. Молятся? Взглянув
однажды через плечо соседа в метро, увидел, что по дисплею стремительно
бежит какая-то бесконечная таблица. Расписание поездов? Биржевая
сводка? Шу-сан углублялся в свой мобильник по любому поводу – выяснить
цены билетов, посмотреть прогноз погоды.

Трудно сказать, какой тут процент взрослого населения, но подавляющее
большинство японского народа это, безусловно, дети. Точнее говоря,
школьники. Они устроены таким образом, что одного или двух школьников
встретить нельзя. Даже в маленькой группе никогда их не бывает меньше
тысячи. Известна японская манера одевать всех в униформу. Мальчики
одеты в черные мундиры, напоминающие форму кондукторов с непременной
фуражкой на голове. Нет в стране мест, которые были бы защищены от
возможности неожиданной безжалостной оккупации несметными галдящими
полчищами маленьких кондукторов.

Share Button