Жизнь и вправду трагична



“Да, я живу на Малой Бронной (а где это? это в Москве? – сразу спрашивает она). Нет, у меня нет домашних животных. У меня только книги. Нет, я не люблю живую природу. Почему? Ну, эта ваша природа то дует, то больно кусается, то наступает на ноги, а я люблю сохранять контроль над ситуацией, что невозможно с горами, океанами и муромскими лесами. Вот на Малой Бронной у меня все под контролем – не то что в Перу. Ей все еще интересно, но первые сомнения во мне уже появились. Нет, я не езжу на курорты. Я не люблю жару. Зачем они целями днями лежат на этих пляжах – неужели им неинтересно сходить, например, на кладбище? Я бы отправил их полежать на кладбище, этих загорающих, – там бы они наконец почернели. Кладбища – это моя страсть. А еще мне нравятся мощи. Вы когда-нибудь были в Лавре? Там под землей, в темноте – такие чудесные мощи! А вы не любите мощи? Не хотите поехать как-нибудь в Лавру? Но она почему-то не хочет. Она хочет на Лазурный берег.

Жизнь и вправду трагична: именно после этих моих слов она стремительно собирается и говорит, что ей пора, ей срочно нужно уехать, у нее заболела сестра, ее хочет видеть подружка, ей завтра вставать в семь часов, что угодно, но только не череп. И не я.

Но перед тем, как уйти, она решает показать мне масштаб своего благородства – и дает мне совет. Нельзя оставаться в привычных рамках, говорит она мудрым, слегка уставшим голосом. Попробуй расширить свою вселенную, да, ты останешься самим собой, но, возможно, есть и другие миры, и они – удивительны, они подарят тебе адреналин… Я хочу ей сказать, что мне нужен не адреналин, мне нужны совсем другие таблетки, и хочу перечислить какие, но – ее уже нет. Мое первое свидание, как обычно, стало последним.

Но однажды я понял: все, хватит. На этот раз я должен быть не собой, а тем, кем они хотят меня видеть. И – сильный, решительный – сел за столик.”

начало и продолжение

Share Button